?

Log in

Previous Entry | Next Entry


Екатериненштадт (Баронск). Базарная площадь с лютеранской церковью. http://oldsaratov.ru

В полутора часах езды на пароходе от Вольска расположена на левом берегу Волги самая большая немецкая колония, названная в честь императрицы Екатерины Екатеринштадтом и прозываемая в народе Баронском — от барона, переселившегося сюда с первыми колонистами. Колония эта, вследствие песчаного грунта, хотя и не имеет балаковской грязи, но по виду похожа на русское село, а по числу жителей и богатству значительно уступает Балакову.

В Екатеринштадте всего 5.000 жителей и 750 домов, и на окраинах его я встретил такие бедные домики, которых до сих пор еще не видел нигде. Екатеринштадт составляет, собственно, столицу всех немецких колоний на Волге, в нем помещается центральная школа, в которую поступают дети изо всех колоний для продолжения своего образования. В колонии этой находится три церкви: православная, лютеранская и католическая, и при каждой церкви открыто приходское училище. Всех учащихся в Баронске на 5.000 жителей считается 620 детей обоего пола, так что один учащийся приходится на 8 человек, а в Балакове один учащийся на 85 человек. В Баронске была весьма значительная хлебная пристань, но за последнее время она очень упала вследствие неурожая в Самарской губернии и обмеления Волги около самого села, так что даже на пассажирские пристани, поставленные от берега по крайней мере на 250 сажен, приходится подъезжать на лодке. Но и до сих пор в колонии находится 380 амбаров, в которых может помещаться до 5.000.000 пудов хлеба.

Всех колонистов в Самарской и Саратовской губерниях считается до 380 тысяч. Громадное большинство их не знает вовсе русского языка, и за весьма небольшими исключениями колонисты избегают сношений с русскими и живут совершенно обособленно. До последних неурожаев колонисты пользовались известным благосостоянием, но в настоящее время значительно обеднели, и многие находятся в неоплатных долгах. Я говорил со многими колонистами о положении колоний, и они все в один голос заявляли мне, что немцы в колониях очень упали и материально, и нравственно, и не знают, какое средство может вывести их из настоящего положения. Самое вредное для колоний, по мнению более дальновидных колонистов, это их отчужденность от русских и даже враждебность к ним. «От немцев мы отстали, а к русским не пристали, — говорили мне колонисты, — и, вызванные сюда обучать русских, мы ничему их не научили и сами должны теперь учиться у них». По мнению некоторых колонистов, одно только средство может помочь им — это введение обязательного обучения русскому языку, так как это сблизит их с русскими, в чем более опытные колонисты только и видят свое спасение.

Чтоб обрисовать враждебность колонистов к русским, я передам историю одной семьи, рассказанную мне колонистом. «Отец мой умер, когда мне было только двенадцать лет, — говорил мне колонист. — Я помню, как он приказывал моему дяде, умирая, отдать непременно всех его детей в русскую школу, а если не будет средств, то поместить их работниками к русским. Отец наш был очень умный человек и понимал необходимость того, чтобы мы сблизились с русскими. Но, несмотря на этот приказ покойного отца, опекуны наши отдали меня в работники к немцам. Мне это было очень обидно, я несколько ночей не мог спать и все обдумывал, как бы мне убежать к русским, и наконец убежал. Но меня поймали и вновь отдали в работу к колонисту, впрочем, ненадолго, так как я опять убежал, и на этот раз меня уже не поймали. Найти работу мне очень было нелегко. Я обошел в Балакове многих купцов, прося принять меня, но, к несчастию, попадал все на раскольников, которые с ругательством «проклятый немец» прогоняли меня. До сих пор не могу забыть жестокого отношения ко мне этих раскольников и до сих пор чувствую к раскольникам если не вражду, то, во всяком случае, и не дружбу. Затем я попал в Москву и, познакомившись с действительно русскими добрыми людьми, так полюбил их и сроднился с ними, что прервал всякие сношения с колонистами и хочу жить и умереть среди русских».

Действительно, бывший колонист этот не только говорит отлично по-русски, но сделался даже похожим на русского человека так, что я не сразу признал в нем немца. В своем магазине колонист этот держит исключительно русских приказчиков, и на вопрос мой, почему он не берет никого из немцев, он мне ответил: «Все колонисты какие-то противники (то есть ни на что нельзя согласить колонистов), грубые, и притом не знают русского языка. Я не то что не имею приказчиков из немцев, но даже ничего не продаю им, так как они так упали, что их и кредитовать нельзя».

Рассказ этот, слышанный мною из уст человека, составившего состояние себе неутомимым трудом и энергией, человека с большим здравым смыслом и вполне доброго, очень характерен и отлично рисует отношения колонистов к русским. Такие отношения к русским я встретил и среди колонистов Бессарабии, а потому приходится признать, что отношения эти зависят не от местных условий, а от немецкого характера, крайне необщительного и гордого. Но оторвется немец от своей общины, попадет среди русских, и тотчас переменяется — с него спадает вся немецкая узкость и он очень скоро сродняется с русскими привычками. Таких колонистов, переселившихся из колоний, я встречал много, и в них едва можно было узнать немецкого человека. Зашел я в Баронске в трактир и в ожидании заказанного обеда смотрел на играющих на биллиарде. Играющие при каждом ударе кием употребляли непечатные русские выражения, так что мне наконец сделалось совестно за соотечественников. Никогда и нигде не слыхал я такой ругани, а тут как нарочно забрались наши в колонию среди немцев и щеголяют скверными словами. Но каково же было мое удивление, когда играющие, бросив кии, заговорили по-немецки. Ни в манере говорить, ни в манере держать себя никак не возможно было признать их немцами, до такой степени теряют свою физиономию колонисты, имеющие частые сношения с русскими.

Все это дает право заключить, что устойчивость немца-колониста зависит главным образом от его обособленной жизни исключительно среди своих, и если б их можно было расселить пореже и небольшими колониями, то они давно бы слились с коренным населением и могли бы оказать полезное влияние. Но при настоящей скученной жизни, колонисты не приносят никакой пользы, и потому необходимо принять меры к сближению их с русскими ради обоюдной их пользы.

Нападение киргиз-кайсаков на колонию Мариенталь. Киргиз-кайсаки уводят
пленных колонистов в рабство. http://www.geschichte.rusdeutsch.ru/15/55

История немецкой колонии доказывает также, что немцы не имеют никакой колонизаторской способности. Сто тридцать лет живут они на берегу Волги, были пионерами заселения Саратовской губернии, не раз выносили набеги Орды и не приобрели в крае ни значения, ни влияния. Русские переселенцы, позднее их явившиеся на те же берега Волги, захватили все в свои руки, идя все дальше и дальше, а немецкие колонии остались все в том же положении, с теми же повозками и привычками, которые они вывезли из Германии полтора столетия тому назад. Произошло это от ограниченности колонистов или от чего другого, определить трудно, но способностями во всяком случае колонисты не отличаются.

При описании Ставрополя я говорил, как русский мужик народы называл сословиями; а здесь в Баронске колонист рассказывал мне, что у них в селе живут три нации: лютеране, католики и православные. Даже и немцев-то разделил этот колонист на две нации. «В России, — говорил мне другой колонист, — два главные языка: немецкий и русский». Насилу-насилу я ему вдолбил, что в России только один русский язык, и что русский народ собственно не только не говорит на немецком языке, но даже и не понимает его.

Источник и там еще много интересного

promo inetmakers Серпень 13, 2013 18:33 61
Buy for 10 tokens
Я много раз писал подобные статьи, но вот эта новость заставляет меня снова и снова возвращаться к этой теме.  Внимательно почитайте ее и старайтесь меняться. Да мы не такие как на Западе, для нас богатство и успех – это прежде всего внешние атрибуты: шикарная машина, одежда,…

Latest Month

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow